Статья опубликована в № 4687 от 01.11.2018 под заголовком: В контакте с полицией

«В контакте» получила первый иск в связи с предоставлением данных полиции

С социальной сетью судится сотрудник штаба Навального

Сотрудник уфимского штаба Навального Лилия Чанышева подала в суд на социальную сеть «В контакте» (об этом написал «Проект»). Иск зарегистрирован 30 октября в Смольнинском суде Санкт-Петербурга, следует из карточки дела. Чанышева потребовала признать незаконной передачу данных социальной сетью правоохранительным органам, а также взыскать с «В контакте» 100 000 руб. компенсации морального вреда.

Адвокат «Агоры» Дамир Гайнудтинов, который участвовал в подготовке иска, сказал, что это, возможно, первый иск к социальной сети, поданный из-за незаконного раскрытия данных пользователей правоохранительным службам – другие подобные иски юристы не обнаружили, сказал он «Ведомостям».

Это первый подобный иск к социальной сети, подтвердил представитель «В контакте», добавив, что социальная сеть пока не ознакомилась с текстом иска.

Это сделали «Ведомости». В иске история дела описывается так: в январе замначальника Центра по противодействию экстремизму МВД по Республике Башкортостан (далее – ЦПЭ МВД по РБ) Р. Газимуллин направил в социальную сеть запрос с требованием предоставить данные Чанышевой (время и дату создания страницы, телефонные номера, электронную почту и IP-адреса, с которых она администрировала страницу). Социальная сеть предоставила эти данные ЦПЭ, хотя не имела на это права: по закону о полиции при направлении таких запросов полицейские обязаны прикладывать также мотивированный запрос с указанием ссылки на проводимую проверку либо расследование уголовного дела, производство по делу об административном правонарушении, которое относилось бы к компетенции органов внутренних дел, говорится в исковом заявлении. Такого приложения в запросе не было. Не было указано в запросе и подозревается ли Чанышева в причастности к какому-либо преступлению или административному правонарушению. Также «В контакте» должна была удостовериться, что запрос о раскрытии личной информации Чанышевой поступил именно от правоохранительных органов и соответствует требованиям закона, чего сотрудники социальной сети не сделали, говорит Гайнудтинов.

Авторы иска полагают, что запрос от правоохранительных органов с требованием предоставить данные Чанышевой обусловлен исключительно ее общественно-политической деятельностью. У социальной сети также есть и отягчающие обстоятельства: «демонстративное пренебрежение последним своими обязанностями защищать переданную ему пользователями личную информацию, выражающееся в систематическом предоставлении чувствительной информации по запросам, направляемым по электронной почте, что не позволяет проверить полномочия направившего его лица и отсутствие злоупотреблений».

В ответе «Ведомостям» представитель «В контакте» также сослался на относительно новый раздел социальной сети «Защита данных «В контакте», который компания создала 6 октября после многочисленных жалоб правозащитников. В этом разделе социальная сеть подробно расписала правила работы с запросами чиновников и судов по данным пользователей «В контакте». Соцсеть перечислила, что именно могут запросить у нее правоохранительные органы без решения суда. Это адрес личной страницы пользователя, время и IP-адрес регистрации страницы, его номер мобильного телефона, адрес электронной почты, время и IP-адрес последнего изменения пароля, историю смены имени пользователя и прикрепленного номера мобильного телефона, время и IP-адрес размещения конкретного контента, историю блокировок страницы пользователя и его обращений в службу поддержки, историю и перечень IP-адресов для входа на страницу.

При этом полиция не обязана раскрывать компании причину интереса к пользователю, считает «В контакте»: «В абсолютном большинстве случаев правоохранительные органы не сообщают нам конкретные обстоятельства [уголовных] дел». И сама компания не может предупредить пользователя о полученном запросе из-за необходимости сохранения тайны следствия – это прямо запрещено Уголовным кодексом и законом об оперативно-розыскной деятельности. Личную переписку пользователей правоохранительные органы могут получить только по решению суда, указано в правилах социальной сети.

Гайнутдинов настаивает, что все же есть нормы закона, согласно которым полиция может запрашивать данные у социальной сети только при наличии серьезных обоснований, в том числе административных или уголовных дел. Такое требование прописано в законе «О полиции» (ст. 13, п. 4), где говорится, что запрашивать данные полиция может только по мотивированному запросу. По мнению адвоката, в случае получения такого запроса, как в случае Чанушевой, «В контакте» должна была отказать в предоставлении данных.

Маразматики и Путин

За последние несколько лет в России выросло число уголовных дел, которые возбуждались по публикациям в социальных сетях, связанным с критикой действующей власти или просто существующего положения вещей. Поправки, которые ввели уголовное наказание за посты в социальных сетях, приняты в 2014 г. Большинство уголовных дел по экстремистским высказываниям возбуждается именно по материалам, размещенным во «В контакте». По данным аналитического центра «Сова», из 182 приговоров, вынесенных в 2017 г. по материалам, опубликованным в социальных сетях, 138 приходилось на публикации во «В контакте», еще в 38 случаях название сети не уточнялось, но весьма вероятно, что это тоже «В контакте». По публикациям в «Одноклассниках» было всего четыре приговора, в Facebook – два.

В июне эту тему поднял на прямой линии с президентом Владимиром Путиным депутат Госдумы Сергей Шаргунов, который затем вместе с депутатом Алексеем Журавлевым внес в Госдуму поправки о декриминализации «экстремистских» лайков и репостов. Путин по итогам прямой линии поручил Общероссийскому народному фронту (ОНФ) и Генпрокуратуре провести анализ правоприменительной практики по экстремистским делам.

В начале октября президент внес в Госдуму два законопроекта о частичной декриминализации ст. 282 Уголовного кодекса (возбуждение ненависти либо вражды, а равно унижение человеческого достоинства). Поправки предполагают, что уголовная ответственность за подобные публичные действия, в том числе в интернете или СМИ, будет наступать не сразу, как сейчас, а лишь при повторном нарушении в течение года. За первое же нарушение будет грозить только административная ответственность по новой статье 20.3.1 Кодекса об административных правонарушениях (КоАП) – до 20 000 руб. штрафа (для юрлиц – до 500 000 руб.), до 100 часов обязательных работ или до 15 суток ареста.

Такие меры должны исключить случаи уголовной ответственности «за деяния, совершенные однократно и не представляющие серьезной угрозы для основ конституционного строя», говорится в пояснительной записке. Пресс-секретарь Путина Дмитрий Песков признал, что поправки призваны «исправить проявления маразма», и напомнил, что предложение скорректировать практику применения ст. 282 прозвучало в ходе июньской прямой линии президента.

Для Mail.ru Group, которой принадлежат две крупнейшие российские социальные сети «В контакте» и «Одноклассники», сложившаяся ситуация с уголовными делами очень чувствительна. Летом группа призвала декриминализировать статью об экстремизме в части наказания за лайки и репосты. В середине августа администрация «В контакте» тоже раскритиковала необоснованные преследования за публикации в интернете и обратила внимание на рост числа таких случаев. В связи с этим компания разрешила пользователям скрывать свой профиль, оставив доступ к нему только друзьям.

Читать ещё
Preloader more