Сторонникам Навального могут запретить баллотироваться в Госдуму

Этого права могут лишиться не только сотрудники ФБК, но и все сочувствующие
Сторонникам Алексея Навального в ближайшее время не дадут близко подступиться к Госдуме /Михаил Гребенщиков / Ведомости

Группа депутатов из разных фракций во главе с председателем думской комиссии по расследованию фактов вмешательства иностранных государств во внутренние дела России единороссом Василием Пискаревым 4 мая внесла в Госдуму пакет запретительных законопроектов.

Один из них лишает права выдвигаться в депутаты и избираться в Госдуму всех, кто связан с запрещенными — экстремистскими или террористическим — организациями. Законопроект, в частности, может уже на ближайших выборах затронуть сторонников Фонда борьбы с коррупцией (ФБК; признан иноагентом) Алексея Навального, если прокуратура успеет добиться признания этой организации экстремистской до начала июня 2021 г., когда стартует избирательная кампания в Госдуму. Руководители ФБК и других структур Навального при неудачном для них раскладе не смогут участвовать в выборах вплоть до 2026 г., а люди, даже косвенно связанные с ФБК (например, оказывавшие ей финансовую или иную помощь), — до 2024 г.

Другие внесенные депутатами законопроекты дополнительно ограничивают деятельность в России так называемых нежелательных организаций, к которым российские власти относят, в частности, зарегистрированную в Великобритании «Открытую Россию» Михаила Ходорковского: российским гражданам будет запрещено участвовать в их деятельности даже за пределами страны.

 Поражение в избирательных правах

Самые резонансные из внесенных поправок касаются закона о выборах депутатов Госдумы. Поправки в случае их принятия лишают пассивного избирательного права всех граждан, причастных к деятельности организации, в отношении которой вступило в силу решение суда о ее ликвидации или запрете в связи с тем, что она признана экстремистской или террористической. Запрет на участие в выборах в Госдуму депутаты предлагают распространить на учредителей таких организаций, членов ее коллегиальных руководящих органов, руководителей и их заместителей, руководителей структурных подразделений и их заместителей, на членов, участников, работников таких организаций, а также на «иных лиц, причастных к деятельности таких организаций». Под иными лицами подразумеваются те, кто предоставлял организации денежные средства, имущественную, организационно-методическую, консультативную или «иную помощь».

Мало того, закон в случае его принятия будет действовать и в отношении людей, которые были связаны с такой организацией в то время, когда она еще не была признана судом экстремистской или террористической, т. е. он имеет обратную силу. В отношении учредителей и руководителей организации поражение в пассивных избирательных правах будет действовать, если они занимали свои должности в течение трех лет до момента вступления в силу решения суда о запрете деятельности такой организации. Аналогичный срок для прочих участников организации, ее работников и иных причастных к ее деятельности лиц (например, тех, кто перечислял ей деньги) — один год.

Что касается срока поражения в правах, то учредители и руководители такой организации не смогут быть избраны депутатами Госдумы в течение пяти лет после признания ее экстремистской или террористической, другие причастные к ее деятельности лица — в течение трех лет. Таким образом, в случае, например, с ФБК ее учредитель Алексей Навальный, а также, в частности, директор Иван Жданов смогут принять участие в выборах в Госдуму не раньше 2026 г., т. е. для них может оказаться закрытой и следующая выборная кампания.

Что сейчас происходит с ФБК

В апреле прокуратура Москвы подала иск о признании экстремистскими организациями ФБК, штабов Навального и Фонда защиты прав граждан (ФЗПГ; юрлицо ФБК). В сообщении прокуратуры поясняется, что «под прикрытием либеральных лозунгов эти организации занимаются формированием условий для дестабилизации социальной и общественно-политической ситуации», а фактической целью их деятельности является «создание условий для изменения основ конституционного строя, в том числе с использованием сценария «цветной революции». 27 апреля Мосгорсуд ограничил работу ФБК, однако какие именно ограничения введены, суд не сообщил. Рассмотрение иска прокуратуры по существу начнется 17 мая.
В конце апреля Леонид Волков объявил о роспуске сети штабов Навального. «Сохранение работы сети в нынешнем виде невозможно: [продолжение деятельности] немедленно будет подведено под статью об экстремизме и повлечет за собой уголовные сроки для тех, кто работает в штабах, кто сотрудничает с ними, кто им помогает», — писал он в Facebook. Волков заявил, что надеется на продолжение работы каких-то из организаций в качестве общественно-политических движений, которые уже не будут иметь отношения к ФБК.
Последний из доступных сейчас на сайте ФБК финансовых отчетов — за 2019 г. Согласно ему, организация получила 115 599 онлайн-переводов на общую сумму 82,3 млн руб. Издание «Медуза» (признана СМИ-иноагентом) приводила данные из Государственного информационного ресурса бухгалтерской отчетности за 2020 г. — по ним за прошлый год ФБК получил пожертвований на 52,2 млн руб.

 Очень нежелательные организации

Депутаты также предложили добавить к запретам, которые ранее налагались на нежелательные организации (их список составляет Генпрокуратура вместе с МИД), такие как запрет на распространение материалов и запрет на участие в таких организациях за пределами России российских граждан, российских юридических лиц и лиц без гражданства. В пояснительной записке соответствующие поправки обосновываются тем, что депутаты установили факты прохождения россиянами тренингов «по влиянию на избирательные кампании, организации массовых беспорядков, несанкционированных политических акций». На этих тренингах, уверены авторы законопроекта, также учат антироссийским информационным акциям и «формированию в российском обществе терпимости к употреблению наркотических средств путем пропаганды их употребления». Этим же законопроектом депутаты хотят добавить еще один квалифицирующий признак для признания организации нежелательной: оказание иностранной или международной организацией посреднических услуг при проведении операций с деньгами или иным имуществом для деятельности, которая представляет угрозу конституционному строю России.

Наконец, еще один законопроект, которым предлагается внести поправки в ст. 284.1 Уголовного кодекса РФ (осуществление деятельности нежелательной организации), разделяет ответственность за руководство нежелательной организацией и участие в ней. Уголовное наказание за участие в такой организации будет следовать после наложения административного взыскания, максимальное наказание — лишение свободы на срок от года до четырех лет. А вот к руководителям нежелательных организаций депутаты предлагают сразу применять меры уголовного преследования — вплоть до лишения свободы на срок от двух до шести лет. Кроме того, если сейчас человек, который добровольно прекратил участие в такой организации, освобождается от уголовной ответственности, то с принятием поправок это будет возможно только если он «активно способствовал раскрытию и расследованию преступления».

В пояснительной записке утверждается, что в 2019 г. было зарегистрировано пять преступлений по ст. 284.1 УК. В то же время на этот законопроект есть отзыв Верховного суда (ВС), который его раскритиковал. В отзыве говорится, что, исходя из регламента Госдумы, предложение об ужесточении ответственности должно сопровождаться «мотивированным обоснованием, подтвержденным сведениями и статистическими данными, свидетельствующими о недостаточности существующего правового регулирования, а также специальными исследованиями, доказывающими целесообразность введения новых норм, предусматривающих уголовную ответственность за такие деяния». Пояснительная записка к законопроекту такого обоснования не содержит, подчеркивается в отзыве ВС, при этом, по данным судебного департамента ВС, по ст. 284.1 УК с 2015 г. по 2019 г. в России не был осужден ни один человек.  

Оценка политиков

Инициатор новых законопроектов депутат Пискарев считает, что ограничение пассивного избирательного права «для лиц, придерживающихся крайних взглядов, основанных на идеологии радикализма, ксенофобии, религиозной нетерпимости, допускающих в своих воззрениях нарушение закона, вплоть до совершения терактов и ведения партизанской войны, оправдано с учетом особого статуса депутата». «Необходимо исключить возможность использования ими парламентской трибуны и полномочий депутата для пропаганды и оправдания своих идей, а также для вербовки новых сторонников», — сказано в пресс-релизе, которое распространила пресс-служба депутата.

Сам Пискарев не был доступен для комментариев. Соавтор проекта единоросс Андрей Альшевских на вопрос «Ведомостей» о сроках рассмотрения проекта ответил: «На следующей неделе депутаты вернутся из регионов, и будет ясность, когда обсудим инициативы».

Опрошенные «Ведомостями» политики, представляющие разные лагеря и взгляды, солидарны в том, что эти поправки направлены прежде всего на то, чтобы блокировать даже гипотетическое участие в выборах в Госдуму членов и сторонников ФБК и других организаций Навального. Его соратник Леонид Волков написал в связи этим в Facebook: «[Раньше уже была] масса «законов против Навального», но такого еще не было <…> Жертвовал хотя бы копейку в ФБК в течение последнего года — тебе нельзя баллотироваться в Госдуму. Работал координатором штаба Навального в течение последних трех лет — тебе нельзя баллотироваться». При этом, по его мнению, технологию «умного голосования» (когда соратники Навального указывают, кого из кандидатов-одномандатников поддержать на выборах) эти запреты не затронут, поскольку оно как раз и «придумано для ситуации, когда наших кандидатов не допускают».

Фактически законопроект касается всех, кто в течение года имел даже косвенное отношение к ФБК, соглашается политик Дмитрий Гудков: «Не зря в нем прописаны не только четкие действия, которые фиксируются и могут стать поводом для отстранения от выборов, — например, предоставление денежных средств, которое проводилось людьми официально, — но и размытые — к примеру, оказание «иной помощи» организации». По его мнению, доказательством оказания «иной» помощи может стать даже участие человека в акции, среди организаторов которой были сотрудники ФБК.

Оценка экспертов

Старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper Константин Добрынин говорит, что основной вопрос к законопроекту — даже не в ограничении избирательных прав задним числом, которое, по его оценке, выглядит «смелой правовой новацией и явно противоречит ст. 54 Конституции». Главное, по мнению Добрынина, что инициаторы поправок своеобразно воплотили «теорию о позитивной уголовной ответственности, которая заключается в том, что гражданин заранее знает о мере ответственности за деяние и позитивно от него воздерживается».

Законопроект нарушает базовый принцип российского права — недопустимость ответственности без вины, объясняет Добрынин: «Каким образом, по мнению авторов законопроекта, рядовой менеджер или линейный сотрудник, не имеющий доступа к бухгалтерии компании, ее финансовым потокам и не принимающий решений по вопросам деятельности компании, должен прийти к выводу, что он работает в экстремистской организации? Вопрос риторический, поскольку, по смыслу законопроекта, даже если сотрудник пришел к такому выводу и немедленно уволился из организации, даже если он работал в ней один день и ничего не успел сделать, он все равно будет ограничен в избирательных правах на долгие годы».

«Что помешает расценить лайк под постом человека, который оказался сотрудником такой организации, в качестве оказания ей моральной поддержки, т.е. «иной помощи»?

Константин Добрынин
Старший партнер Pen & Paper

 «В законопроекте не указано ни механизма, ни даже органа, который должен был бы определять наличие таких фактов [причастности к запрещенной экстремистской или террористической организации], — говорит собеседник «Ведомостей», близкий к Центризбиркому. — Между тем, избирком обязан до регистрации проверять наличие у кандидата пассивного избирательного права и отсутствие ограничений для него. По остальным вопросам понятно, какие ведомства ими занимаются и у кого есть легальная информация, и система запросов отработана. Например, про иностранное гражданство запрашивается миграционная служба, про судимости — МВД. У кого запрашивать информацию о «причастности» к деятельности запрещенной организации, да еще и в течение некоторого периода, непонятно». 

Собеседник «Ведомостей» поясняет, что официального реестра лиц, причастных к запрещенным организациям, в отличие, например, от реестра иноагентов, нет. «А без реестра каждый случай «причастности» придется доказывать отдельно, и, по всей видимости, в суде, потому что у избиркома полномочий проверять и устанавливать такие факты нет, а запросить негде», — продолжает он. Более или менее определенной является ситуация с лицами, обладающими формальным статусом, вроде директора или учредителя запрещенной организации, но и с ними, считает эксперт, тоже не все просто: «Необходимы сведения за определенный период, а не по состоянию на одну дату [к примеру, назначения выборов], как сейчас, поэтому неизбежны ошибки и путаница», — добавляет он. Что касается иных лиц, связанных с запрещенной организацией, то непонятно, кто легально может фиксировать их статус на определенный момент, отмечает собеседник «Ведомостей»: «Таким органом мог бы стать суд, но обычно решение суда о прекращении деятельности организации не сопровождается поименованием всех привлеченных к ее работе лиц. К тому же не все они могут быть известны обвинению на момент вынесения приговора».

Некоторые из опрошенных «Ведомостями» экспертов считают, что такая ситуация создает возможности для выборочного судебного прессинга в отношении кандидатов во время предвыборной кампании. Политюрист Антон Тимченко отмечает, что инициатива «снятия» того или иного кандидата с выборов может исходить от разных инстанций — в зависимости от стадии избирательного процесса. На стадии регистрации это избирком, уточняет он: из федерального списка кандидатов гражданина, у которого отсутствует пассивное избирательное право, исключает Центризбирком, одномандатника — окружная комиссия. «Если же информация о том, что гражданин относится к числу лиц, перечисленных в законопроекте, выяснится уже после регистрации, то зарегистрировавший его избирком аннулирует свое решение. Либо такого кандидата «снимут» в судебном порядке — по инициативе комиссии или конкурента по избирательной гонке», — отмечает Тимченко.

Сомнений в том, что закон примут и он вступит в силу до начала выборов в Госдуму, нет, уверен политюрист Антон Рудаков. По его словам, «принимая во внимание развитие государственных цифровых систем, получение списка транзакций и списка жертвователей [запрещенным организациям] технически не сложная процедура». Интереснее, по его мнению, вопрос о том, оставят ли такие ограничения только для кандидатов в Госдуму или после обкатки новации кандидаты на региональном уровне будут секвестироваться таким же образом.

Между тем, именно на региональном уровне электоральные успехи сторонников Навального пока заметнее всего — в 2020 г. поддержанные «умным голосованием» кандидаты выиграли в ряде заксобраний и гордум. В гордуму избрались даже люди, непосредственно связанные со структурами Навального, — например, координатор его Томского штаба Ксения Фадеева и сотрудник штаба Андрей Фатеев, писала «Русская служба Би-Би-Си». А на выборах в горсовет Новосибирска победил руководитель регионального штаба политика Сергей Бойко.