Статья опубликована в № 4498 от 31.01.2018 под заголовком: Лист ожидания

Список близких к Кремлю чиновников и бизнесменов оказался неожиданно широким

Немедленные санкции его участникам не грозят, но риски вырастут
Прослушать этот материал
Идет загрузка. Подождите, пожалуйста
Поставить на паузу
Продолжить прослушивание

В ночь на вторник минфин США сделал то, к чему российский бизнес и политики готовились с августа, – опубликовал список высокопоставленных чиновников и олигархов, приближенных к Кремлю. Список оказался неожиданно длинным. И это хорошая новость, говорит консультант, работающий с сотрудниками администрации США: в доклад включили всех, что делает его менее опасным.

Еще несколько недель назад опрошенные «Ведомостями» предприниматели ждали увидеть в списке несколько десятков имен. Но оказалось в нем более 200 человек. Больше половины – «политические фигуры», среди которых 43 чиновника администрации президента, весь кабинет министров во главе с премьером Дмитрием Медведевым, руководство правоохранительных органов, Госдумы и Совета Федерации, 19 руководителей госкомпаний, госбанков и госкорпораций. А также 96 бизнесменов, чье состояние оценивается не менее чем в $1 млрд, а общее исходя из рейтинга Forbes 2017 г. – в $386,4 млрд. Из-за «имущественного ценза» в списке оказался даже владелец SPI Group Юрий Шефлер, чья недвижимость и акции компаний более 10 лет находились под арестом из-за обвинений в незаконном использовании товарных знаков. А также братья Алексей и Дмитрий Ананьевы, лишившиеся в конце 2017 г. Промсвязьбанка.

Зато список руководителей госкомпаний и госкорпораций выглядит неполным. Например, не оказалось в нем гендиректора «Роскосмоса» Игоря Комарова, президента «Ростелекома» Михаила Осеевского, председателя правления Россельхозбанка Дмитрия Патрушева, гендиректора РФПИ Кирилла Дмитриева и гендиректора «Совкомфлота» Сергея Франка. А также глав крупных «дочек» госкомпаний, например гендиректора «Газпром нефти» Александра Дюкова и председателя правления ФСК Андрея Мурова. В список попал Олег Бударгин, уже почти полгода не возглавляющий «Россети», а вот действующего гендиректора госкомпании Павла Ливинского в нем нет.

Также не оказалось в списке председателя ЦБ Эльвиры Набиуллиной, чье отсутствие FT объясняет ее либеральными взглядами. Как и отсутствие в перечне председателя правления УК «Роснано» Анатолия Чубайса.

Странный список, заключает консультант, работающий с сотрудниками администрации президента США: чиновники не прислушались ни к экспертам, ни к консультантам и заняли очень формальную позицию. «Отработали поручение», – замечает один из фигурантов списка. «У властей США настрой: кто богатый и при власти – те и виноваты, а разбираться и как-то сортировать людей они не хотели», – рассуждает политолог Евгений Минченко.

Впрочем, список – лишь опубликованная часть «кремлевского доклада», вторая часть осталась засекреченной. В ней минфин США оценил близость попавших в список людей к президенту Владимиру Путину, источники происхождения их капитала, информацию о родственниках, деловых связях чиновников и олигархов и главное – «потенциальное воздействие» введения в отношении их санкций. Не обнародовано и приложение к докладу, в котором могут оказаться бизнесмены с меньшим состоянием и чиновники рангом пониже.

Не опубликовал Минфин и ожидавшийся доклад о потенциальных эффектах санкций против российского госдолга. Он может быть обнародован к концу недели, сообщили аналитики ING, а также Reuters со ссылкой на аналитиков Danske Bank. Представитель минфина США не прокомментировал эту информацию. В результате «кремлевский доклад» не оказал серьезного давления на рубль: к 20.30 мск курс доллара вырос всего на 0,05%, евро – на 0,17%. Индекс Мосбиржи потерял 0,2%, индекс РТС – 0,1%.

Попавшим под радары мгновенные санкции не грозят, пояснял ранее партнер Debevoise & Plimpton Алан Карташкин. «Это не санкционный список», – заявил минфин США. В конечном итоге документ приведет к новым реальным санкциям, признал министр финансов Стивен Мнучин, не уточнив, будут ли меры приниматься к России в целом, ко всем участникам списка или выборочно (цитата по Bloomberg). Минфин США будет опираться на все доступные источники информации, включая секретную версию отчета, при принятии решений о дополнительных санкциях, ответил «Ведомостям» его представитель. В конгрессе уже началось активное обсуждение возможных вариантов законопроекта, рассказывает консультант, общающийся с сотрудниками администрации президента США. Это ключевой риск для людей из «кремлевского доклада», предупреждал Карташкин.

И без этого закона у оказавшихся в докладе могут возникнуть проблемы, отмечает партнер Nektorov, Saveliev & Partners Илья Рачков, особенно у тех, кто попал в американские списки впервые. К этим людям, их родственникам и деловым партнерам будет повышенное внимание, говорит он, проблемы могут возникнуть при открытии счетов, заключении сделок, этих людей могут начать воспринимать как токсичных. Среди клиентов уже есть те, кто лишился контрактов из-за угрозы оказаться в списке, рассказывает юрист крупной международной юрфирмы.

Еще один риск – осложнение переговоров и ухудшение условий сделок слияния и поглощения, отмечает юрист крупной международной компании: уже сейчас стороны оговаривают риски введения санкций или присутствия владельцев компаний в списках политически значимых людей. Обычно это становится дополнительным фактором давления на такую компанию, продолжает он: например, в договоре указывается, что в случае санкций договор автоматически разрывается без компенсаций, банки ужесточают условия кредита.

Многие российские бизнесмены, попавшие в список американского минфина, являются инвесторами российских венчурных фондов – сами пополняют их капитал для будущих сделок. Например, Роман Абрамович (фонды Impulse VC и Altair Capital), Александр Фролов (по мнению собеседников Forbes, может быть инвестором Target Global), Виктор Вексельберг (Maxfield Capital), Владимир Евтушенков (АФК «Система» участвует в капитале фонда Sistema VC), Леонид Богуславский (фонд Ru-Net), Зиявудин Магомедов (фонд Caspian VC), O1 Group Бориса Минца (фонд Buran VC), а также семейство фондов DST Юрия Мильнера. Представители этих фондов отказались от комментариев или не ответили на вопросы «Ведомостей».

Мгновенного ухудшения ситуации не произойдет – она и раньше была непростой, говорят представители венчурного бизнеса. С момента введения первых санкций позиции российских венчурных фондов и так не самые крепкие, замечают один из инвесторов Buran VC Игорь Минц и управляющие партнеры двух фондов с капиталом от участников списка. Вряд ли этот доклад, не снабженный руководством к действию, сможет как-то повлиять на работу в США тех фондов, в которых участвуют фигуранты списка, рассуждает Минц. Пока бизнесмены в списке не под санкциями, а «на карандаше», серьезного ухудшения ждать не стоит, соглашается управляющий одного из фондов. Он уверяет, что его фонд продолжит искать перспективные компании в США.

Вопрос происхождения денег всегда интересовал их получателей и российские инвесторы сталкивались с трудностями, рассказывает управляющий партнер одного из фондов, инвестор которого фигурирует в списке. Теперь вопросов будет еще больше и, возможно, у фондов с русскими деньгами будет меньше преференций, считает он. Клиенты и соинвестирующие фонды спрашивают, как стартап будет работать с заказчиками из сферы безопасности и финансов, если привлечет капитал с русскими корнями, сказал партнер другого фонда с капиталом от участников списка.

В ситуации, связанной с новым законом о санкциях, президент США Дональд Трамп выступает «неким тормозом», поскольку любое подобное решение ограничивает свободу исполнительной власти, считает политолог Андрей Кортунов. По его мнению, конгресс продолжит давить на Россию, а публикация списка – лишь первый из серии запланированных шагов: «Конгрессмены всегда подозревали Трампа в саботировании таких решений».