Статья опубликована в № 1475 от 17.10.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Чувство долга

От редакции: Чувство долга

Россия отдает долги, но тут же набирает их. Отдаем международным кредиторам миллиарды долларов досрочно, но столько же берем взаймы руками госкомпаний. Но главная неприятность не в том, что долгов меньше не становится, а в том, что меняется их качество. Не в лучшую сторону.

Мировой финансовый рынок – это море, которое всегда штормит и которое всегда в тумане. И гособлигации, как маяки, которые только и позволяют инвесторам ориентироваться в таких условиях. Конечно, иногда бури – такие как российский кризис 1998 г. или дефолт Аргентины в 2002 г. – разрушают маяки, сильно смещают их. Но в целом это хороший ориентир. Чего нельзя сказать даже о самых крупных российских госкомпаниях. Потенциальных минусов, способных поколебать их позиции на финансовом рынке, у них множество.

Если политика досрочного погашения внешнего долга России за счет нефтяных сверхдоходов продолжится, то ориентиром по доходности для инвесторов вместо исчезающего с рынка госдолга скорее всего станут еврооблигации крупных госкомпаний. Занимают они – правда, не публично, облигациями, а пока в виде кредитов – действительно очень интенсивно, на что указал на прошлой неделе советник президента России по экономическим вопросам Андрей Илларионов. С начала 2005 г. Россия досрочно выплатила долги Парижскому клубу и МВФ на общую сумму чуть менее $19 млрд. Но за тот же период совокупный долг госкомпаний перед западными кредиторами стараниями “Роснефти” и “Роснефтегаза” вырос на $15,5 млрд, а в ближайшее время за счет планируемых займов “Газпрома” ($13 млрд), “Транснефти” ($6,6 млрд) вырастет еще на $19,6 млрд. Общий прирост задолженности перечисленных компаний в итоге достигнет $35 млрд (тут нужно понимать, что деньги от “Роснефтегаза” за свои акции получит “Газпром”, а сам “Роснефтегаз” получит деньги от будущего IPO “Роснефти”, так что в итоге прирост задолженности будет меньше, но когда это еще будет?).

Итак, усилия Минфина по снижению долгового бремени страны, таким образом, оказываются как минимум скомпенсированы, а скорее всего будут даже перечеркнуты по итогам 2005 г.

Риск такого замещения госдолга в том, что проблемы “эталонных” заемщиков, а значит, и рост доходности их еврооблигаций будут сказываться на всем российском секторе мирового финансового рынка.

Первая проблема – вопросы финансовой прозрачности и корпоративного управления. Инвесторы и аналитики постоянно говорят об этом уже многие годы, но эффекта нет – власти то ли не могут, то ли не хотят менять ситуацию к лучшему.

Неоднозначен и вопрос статуса госкомпаний: он наделяет их в глазах инвесторов иммунитетом против атак российских госорганов. Но риск, что те или иные решения в этих компаниях будут приниматься из политических соображений в ущерб экономике, наоборот, возрастает. Примеры: Северо-Европейский газопровод “Газпрома” и Восточный трубопровод “Транснефти”. В первом случае нет гарантий спроса на газ на рынках Германии и Британии и нет уверенности, что предлагаемый вариант оптимальный с точки зрения затрат. В случае же с “Транснефтью” политические маневры России между Китаем и Японией привели к многократным пересмотрам маршрута и фактически к его раздвоению. А политическое нежелание допустить к трубе частных соинвесторов заставляет госмонополию в одиночку нести все издержки по проекту.

Наконец, государство, замещая свои долги долгами госкомпаний в секторе ТЭКа, еще больше усиливает свою зависимость от нефтяной конъюнктуры. Ведь если доходы бюджета “лишь” наполовину обусловлены дорогой нефтью (к тому же бюджет сегодня все же весьма профицитный – т. е. проедаем не все), то для нефтяников и газовиков дорогая нефть – это все. Падение цен на нефть создаст большие трудности “Газпрому” и “Роснефти”, которые уже по уши в долгах.

Государство, конечно же, будет помогать своим компаниям в секторе ТЭКа во что бы то ни стало. Но что будет с другими частными компаниями, доходность облигаций которых будет завязана на такие “эталоны”? И принимали ли во внимание все эти издержки те, кто планирует и поддерживает госэкспансию, рассказывая нам о том, что “сегодня государство, используя абсолютно легальные рыночные механизмы, обеспечивает свои интересы”?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать