Евгений Жадкевич: Бойскауты в клетку

Как устроить нескучный корпоратив для группы богатых русских

Создавалось ощущение, что весь год эти малознакомые между собой люди разучивали кельтские польки, кадрили и тристепы

Раз в год мне приходится устраивать выездной мальчишник для группы ключевых корпоративных клиентов энского банка. Если вы невольно поморщились, представив, как отдыхают региональные мальчиши-капиталисты, совладельцы горных руд, полей подсолнечника, торговых сетей и цемента, - то напрасно. Лубочный образ интеллектуально необеспеченного, мрачного русского бизнесмена на отдыхе с блондинкой и чемоданом, покрытыми вензелями LV, раздающего бюджетные деньги итальянским официантам, как Иоанн Кронштадтский - нищим на паперти, относится теперь к силовикам и чиновникам. Производительные же силы нашей страны еще во многом принадлежат бойскаутам, не утратившим на пятом десятке лет мальчишеского обаяния и любопытства.

Эти тертые дядьки знают цену труду и кредитам, любят природу, экспедиционный дух, коллективные переживания, хорошие рассказы и мужские компании, в которых все примерно равны, как в городской бане Смоленска. Туристический продукт класса люкс они потребляют быстро и без удовольствия, в пятизвездочных лобби, модных клубах и дорогих магазинах скучают глазами. В организации путешествия им трудно угодить - все большие столицы и курорты уже отработаны секретаршами, женами и агентствами. Приходится выбирать нетронутые прямыми рейсами и семейным отдыхом направления, где в горнообогатительном акционере за три дня можно разбудить горца и джентльмена. При этом исходный тарзан не слишком спортивен, часто застенчив и нужен своему банку живым: его нельзя поднимать на Монблан, спускать в клетке к акулам в ЮАР и бросать на резинке с городского моста Варны. Его также нельзя ставить на серф, снаряд для блондинов с капельками воды на кубиках живота, сажать на мотоцикл под флагом псевдобрутальной банды «Ручные волки» или заставлять танцевать танго в рубашке, пришитой к трусам.

Оказалось, что достаточно одеть пятьдесят русских мужчин в килты, приложить к ним Шотландию, замок с хорошим полом и десять танцовщиц кейли, чтобы убедиться, как рано нашу породу списали в унылые медведи, сосущие украшенные брегетом лапы в берлогах с баблом. Представители регионального бизнеса, построенные фронтом, смотрелись этим летом оглушительно элегантно в тяжелых шерстяных юбках, черных шнурованных ботинках, белых гетрах и с сумочками-спорранами на ушедших в складки килта ростовских животах. Многие «по-командорски» презрели исподнее, все понимали указания фронтмена кельтской группы без перевода и плясали так, что управляющая замком весь вечер провела в обнимку с прыгающей по полу незастрахованной китайской вазой. Девицы-танцовщицы, которых неделю приходилось уговаривать приехать к русской мужской группе, к десяти вечера пылали щеками и пили воду, как лошади: «Эти русские нас укатали!»

В перерывах между сетами из мужской уборной доносилось «не дадим нас перетанцевать», кейтеринг два раза ездил на склад за виски, и никто не был пьяным. Создавалось ощущение, что весь год эти малознакомые между собой люди разучивали кельтские польки, кадрили и тристепы, а не строили заводы, закупали китайские конвейеры и торговали камчатскими крабами. Шотландцы, которые никогда не делают пустых комплиментов, вполголоса говорили, что это «не русский бизнес, а какая-то царская гвардия». Окончательно же стереотип богатого русского был уничтожен тихим вопросом из зала, прозвучавшим после того, как старый волынщик, ветеран высадки в Нормандии, пропел оду невкусной национальной колбасе хаггис: «Это ведь были стихи Бёрнса?»

Автор - генеральный директор туристического агентства «Остров Европа»

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать