Мнения
Бесплатный
Статья опубликована в № 1494 от 14.11.2005 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Война на истощение

От редакции: Война на истощение

Инфляция в России – это политический вопрос. И значит, решение проблемы тоже лежит прежде всего в политической плоскости. Попытки же властей раз за разом подступаться к проблеме инфляции с экономическими или административными рецептами, старательно избегая при этом политического выбора, не только мешают решить проблему, но и создают дополнительные издержки для экономики.

Последняя антиинфляционная идея главы Минфина Алексея Кудрина – яркий пример такой политики ухода от главной дилеммы. Министр предложил запретить госкомпаниям увеличивать зарплаты служащих с опережением инфляции. Логика понятна: рост зарплат – это рост издержек госкомпаний, рост издержек – это рост тарифов на услуги госмонополий, а рост тарифов разгоняет инфляцию. Вроде бы все так. Но не все так.

Главная причина роста инфляции – стремительный рост социальных выплат, на которые только федеральный бюджет потратит в 2005–2006 гг. более 1 трлн руб. Но об этом официально стараются не говорить, и никаких антиинфляционных мер в этой сфере, судя по всему, не планируется.

Напротив, действия властей в их борьбе с инфляцией прямо противоречат принципу “огонь по штабам”. Высокопоставленные чиновники всей мощью обрушиваются на весьма локальные и далеко не первостепенные инфляционные факторы. Можно в праведном гневе требовать ограничения роста тарифов и, в частности, призывать к ограничению роста зарплат в госкомпаниях. Но рост тарифов виноват в нынешних темпах инфляции лишь процентов на двадцать, отмечают эксперты. То же и с ценами на топливо: реальный инфляционный эффект от его удорожания был невелик, поэтому и замораживание цен будет действенным, вероятнее всего, только на уровне инфляционных ожиданий. Наконец, чиновники ЦБ заявляют о своей готовности для сдерживания инфляции пойти на еще большее укрепление рубля. Правда, тут уже почти год все ограничивается одними заявлениями, что, может быть, и к лучшему.

Нельзя дальше играть в войну, главная цель которой – аккуратно обойти главную причину проблемы. Для того чтобы война перестала быть видимостью, необходимо сделать политический выбор.

Было бы просто великолепно, если бы власти все же решились на ограничение социальных, непроизводительных расходов, что вдобавок к антиинфляционному эффекту имело бы еще целый ряд дополнительных бонусов. Именно к этому Кремль призывает большинство экспертов-экономистов, с которыми согласны и мы. А советник президента Андрей Илларионов еще более категоричен – он настаивает, среди прочего, на максимальной стерилизации сверхдоходов от нефтяного экспорта (цена отсечения стабфонда – $17, а потом – $12 баррель) и отказе от инвестфонда и госинвестиций из этих средств; требует остановить поглощение частного бизнеса госкомпаниями (см. “Ведомости” от 31.10.2005, стр. А4).

К сожалению, рассчитывать на урезание соцрасходов (не говоря уж об остальном) тем сложнее, чем дороже нефть и ближе выборы 2007–2008 гг. Однако даже противоположное, но четко и однозначно озвученное решение может быть лучше нынешней неопределенности. Открытое признание высшим политическим руководством приоритета социальных расходов перед их негативными инфляционными последствиями – это трудный политический шаг. Но после него правительству не нужно будет бороться за недостижимый результат – низкую инфляцию.

Плюс для бизнеса будет в том, что экономические агенты и инвесторы смогут не бояться, что припертые к стенке невыполнимыми требованиями правительство и ЦБ пойдут на совсем уж экстремальные шаги – например, резко ревальвируют рубль, чтобы хоть как-то улучшить годовую статистику по инфляции.

Министры же, оставив бесплодную борьбу, смогут заняться повышением эффективности компаний госсектора, который все разрастается и разрастается. Стричь все зарплаты под одну гребенку, как предлагает Алексей Кудрин, тут, может быть, и не стоит. Зато стоит подумать над их привязкой к результатам работы и разобраться, почему, например, “Газпром” при росте добычи на 2%, при миллиардных и растущих долгах повышает зарплаты на 25%, хотя расходы компании на персонал уже достигли $1,5 млрд?

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать