Мнения
Бесплатный
Юрий Соломонов
Статья опубликована в № 2876 от 20.06.2011 под заголовком: Вооружения: Невыполнимая программа

Программа ядерного перевооружения невыполнима

Все, что связано со стратегическими ядерными вооружениями, всегда было предметом не просто интереса, но и заботы со стороны руководства страны. Но в силу разных обстоятельств в 1990-е гг. и начальный период 2000-х гг., когда мы только выруливали на путь экономической стабилизации, эта задача решалась по-разному. Сказать, что перевооружение финансировалось по остаточному принципу, было бы неправильно. Но и массовое перевооружение в этой области – а это необходимо было делать в силу того, что износ стратегических ядерных сил, состоящих на вооружении 20–25 лет, физически требовал осуществления программы модернизации и замены, – не было развернуто необходимыми темпами.

В предыдущих госпрограммах вооружения не было базы, необходимой для реализации масштабных мероприятий по совершенствованию стратегических ядерных вооружений, и сами программы – тоже по разным причинам – не были реализованы. Они практически просуществовали по пять лет каждая. Затем расставлялись новые ориентиры в виде новых госпрограмм вооружения на ближайшее десятилетие. В конце прошлого года была принята очередная госпрограмма вооружения – на этот раз до 2020 г. (программа «10–20»). Я думаю, что ее постигнет та же судьба, что и предыдущие. Почему складывается такое впечатление? Есть несколько причин.

Первое. Объявлено о довольно значительных финансовых ресурсах (почти 20 трлн руб.) для реализации программы. При этом, как и во всех предыдущих десятилетних госпрограммах, основную часть финансирования обещано обеспечить во втором пятилетии. Все предыдущие программы, финансировавшиеся по тому же принципу, прекращали свое существование, потому что за первую пятилетку не удавалось развернуть широкомасштабные работы и наладить серийный выпуск техники в тех количествах, которые позволяли бы говорить о существенном шаге вперед. В программе «10–20» абсолютно такая же ситуация, подслащенная тем, что в первый период, когда государство не в состоянии выделить живые деньги, предполагается недостачу этих средств восполнить кредитными ресурсами. Причем кредиты планируется привлекать из коммерческих банков.

Из этого следует по крайней мере два абсолютно очевидных, но странных вывода. Если у государства не хватает денег для того, чтобы финансировать важнейшие направления совершенствования вооружения, то, во-первых, зачем об этом говорить на каждом шагу? Во-вторых, если уж финансировать программу с помощью кредитов, то почему не привлекать их по ставке рефинансирования Центрального банка? Кредиты предлагается привлекать по коммерческим ставкам, которые, естественно, выше, чем ставки рефинансирования. Причем брать кредиты предприятия должны у банков, владельцами которых является не только государство, но и частные лица. Понять это здравомыслящему человеку, рассуждающему в государственных масштабах, невозможно.

Второе. Переступим через сомнения и на минуту посчитаем, что государство сочло обоснованным привлечение коммерческих кредитов. Тогда должны быть выработаны правила игры по привлечению подобного рода ресурсов исполнителями, т. е. предприятиями оборонно-промышленного комплекса. Предприятиям необходимы гарантии государства, потому что это заемные средства. Привлечение заемных средств, естественно, предполагает и обслуживание кредитов. Следовательно, государство должно выделить соответствующие деньги для выплаты процентов. Эти правила игры должны, с одной стороны, гарантировать поступление коммерческих кредитов оборонным предприятиям, а с другой стороны – обезопасить оборонные предприятия с точки зрения их ответственности за эти кредитные ресурсы перед коммерческими финансовыми организациями. Такой инструмент Министерством финансов в конце 2010 г. подготовлен, оформлен в виде постановления правительства. Казалось бы, теперь можно действовать в соответствии с установленными правилами игры и приступать к исполнению?

Между тем прошло уже шесть месяцев, а по вооружениям стратегических ядерных сил, которые должны составить основу перспективной группировки, не заключено ни одного контракта. Министерство обороны считает, что оно само себе Бетховен и что ту процедуру, которую придумал министр Кудрин, реализовывать не обязательно. ВТБ, который привлечен в качестве банка – спонсора кредитных ресурсов, говорит: «Забирайте деньги, мы готовы их отдать. Платите по ставке, которую мы определим в контракте, и вперед. Почему вы не работаете?» Таким образом, мы приходим к абсолютной беззащитности исполнителя, т. е. оборонных предприятий, на которые, я абсолютно уверен, с подачи Министерства обороны скоро посыплются обвинения, что они саботируют выполнение программы вооружения и государственного оборонного заказа.

Если все это суммировать и обобщить, то получается безрадостная картина. Именно поэтому я уверен, что нынешняя программа просуществует очередные пять лет, за которые что-то будет сделано, а что-то нет. Затем появится новая программа вооружения на 2015–2025 гг., и все начнется сначала. Если в июне контракты не будут заключены, то можно будет смело говорить, что ни гособоронзаказ, ни госпрограмма вооружения для стратегических ядерных вооружений не будут выполнены.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать