Мнения
Бесплатный
Аналитика / Республика
Статья опубликована в № 4122 от 22.07.2016 под заголовком: Республика: Три страны Павла Шеремета

Три страны Павла Шеремета

Максим Трудолюбов о наследии белорусско-российско-украинского журналиста
Максим Трудолюбов

У Павла Шеремета был уникальный опыт человека, свидетельствовавшего о том, что происходит в обществе, вышедшем из советского состояния, но так и не нашедшем нового ориентира. Он видел, как менялась Белоруссия во второй половине 1990-х. Благодаря белорусскому опыту он лучше многих понимал, как менялась Россия на протяжении 2000-х.

Посреди российской belle epoque, в 2007 г., когда деньги крутились быстро и весело, когда расслабленные москвичи уже считали, что, не меняя места жительства, переехали в Европу, он сравнивал Россию Владимира Путина с Белоруссией Александра Лукашенко. Уверен, что многих в России это смешило. Сама политика казалась уделом неудачников – зачем выходить на демонстрации против курицы, которая несет золотые яйца? Трудно было представить, что жадная и жестокая, но космополитичная и самоуверенная российская элита пойдет путем директора совхоза из Могилевской области.

Шеремет говорил о высокомерии российского общества. В статье, которую «Ведомости» опубликовали тогда на этих страницах, он писал, что российская оппозиция не понимает, с чем имеет дело, и предсказывал усиление давления на политических оппонентов Кремля. «Сейчас Каспарова уже осудили на пять суток ареста. И пока за чемпиона мира по шахматам никто особенно не заступился, новость не стала сенсацией и не вызвала бурю протеста. Если не вызовет, то за следующий марш Каспаров получит 15 суток, а в соседней камере могут оказаться и Немцов, и Белых», – писал Шеремет в ноябре 2007 г.

В апреле 2008 г. здесь же, в «Ведомостях», Шеремет выдал безумную версию о возможной войне между Россией и Грузией. Он рассказал тогда головоломную историю о том, что волнения в Тибете, возбудившие протесты против пекинской Олимпиады 2008 г., сильно напугали Кремль. Вспышка грузино-абхазского конфликта могла сорвать грандиозный олимпийский проект Путина, поэтому проблему нужно было ликвидировать заранее. Грузинские политики тоже осознавали, продолжал Шеремет, какой козырь оказался у них на руках.

В 2014 г. он покинул канал ОТР, свое последнее место работы в России. «Странно, что нам удалось так долго – девять месяцев – продержаться в море российской телепропаганды и мракобесия», – написал Павел тогда. Он перебрался на Украину – в страну, общество которой демонстрировало, что готово развиваться иначе, чем белорусское и российское.

По-настоящему, не по работе, мы разговаривали всего один раз, на провидческом форуме «Последняя осень» в 2011 г. Шеремет беспощадно точно чувствовал безумную политическую динамику нашей части мира. Он смотрел на каждое из трех обществ без иллюзий, но всегда с надеждой. Эту ясность видения, осознающего и общее, и различное в трех наших культурах, хочется верить, будут помнить читатели, зрители, слушатели и коллеги Павла в Белоруссии, России, на Украине. Именем Шеремета могла бы называться премия для независимых журналистов и документалистов этих трех стран.