Статья опубликована в № 4251 от 30.01.2017 под заголовком: Незачет срока

Заключенный просит вычесть незаконный арест из его тюремного срока

Бывший мэр пожаловался для этого в Конституционный суд

Бывший глава Энгельсского района Саратовской области Михаил Лысенко пожаловался в Конституционный суд на положения Уголовно-процессуального кодекса, регламентирующие вопросы исполнения приговора (ст. 396 и 397). Об этом «Ведомостям» рассказал его адвокат Дмитрий Аграновский. Бывший мэр оспаривает эти нормы в той части, в которой они позволяют судам не восстанавливать нарушение прав осужденного в связи с незаконным содержанием его под стражей – даже если этот факт установил Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ).

Лысенко был взят под стражу незадолго до новых выборов главы района в ноябре 2010 г. по обвинению в создании банды и убийстве 12-летней давности. В 2014 г. коллегия присяжных оправдала его по всем составам, кроме получения взятки, за что суд приговорил экс-мэра к 7,5 года лишения свободы. В 2015 г. ЕСПЧ признал, что право на свободу (ст. 5 Конвенции о защите прав человека) Лысенко было нарушено, поскольку Саратовский облсуд систематически продлевал срок ареста всех обвиняемых по делу одним постановлением, не изучая каждый отдельный случай. Единственный способ исправить такое нарушение – вычесть это время из срока лишения свободы, настаивает адвокат. Но Верховный суд, отменив решения о продлении ареста, пересматривать приговор так и не стал, объяснив, что отмена судебных решений о продлении сроков ареста не влияет на справедливость приговора.

Год несвободы

В прошлом году ЕСПЧ вынес 222 решения против России (в 2015 г. было 116). Чаще всего по российским делам суд признавал нарушенным право на свободу и безопасность (153 дела), на защиту от бесчеловечного обращения (64), а также на справедливое судебное разбирательство (41).

Профессор МГУ Леонид Головко говорит, что не видит перспектив для этого дела: решение об избрании меры пресечения и приговор автономны. В противном случае можно было бы дойти до абсурда – например, пересматривать решения судов из-за того, что пребывание осужденных во время процесса в «клетках» было признано нарушением их прав, отмечает эксперт. По его мнению, для подобных ситуаций существует другой механизм восстановления нарушенных прав – можно требовать компенсацию за ущерб, правда, такой механизм используется нечасто, признает Головко.

Деньги – последнее, что в данном случае волнует осужденных, объясняет Аграновский. Он говорит, что направит решение ЕСПЧ по делу «Жеребин и другие» (в нем ЕСПЧ говорит о необходимости применения мер системного характера, чтобы предотвратить многочисленные нарушения при продлении арестов) в комитет Госдумы по законодательству и в аппарат омбудсмена. По данным ЕСПЧ, именно право на свободу и безопасность российские власти нарушают чаще всего (см. врез).

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать