Статья опубликована в № 1717 от 10.10.2006 под заголовком: ОТ РЕДАКЦИИ: Экономическая бомба

От редакции: Экономическая бомба

Похоже, что ракеты Ким Чен Ира вполне могут долететь до ближайших соседей, включая Россию, и пока неопасны для США и Европы. Но этим не исчерпывается значимость вчерашнего испытательного ядерного взрыва в Северной Корее. История с иранским ядерным досье показала, что угроза возникновения ядерного оружия – само по себе отличное экономическое оружие, ключ к которому не только у стран-испытателей, но и у государств, поднимающих проблему на мировой уровень. В случае с новой угрозой экономические последствия будут серьезными для Южной Кореи, Японии и Китая.

Сравнивая ситуацию с ядерными испытаниями Пакистана в 1998 г., Маркус Ноланд из американского Института международной экономики еще в июле прогнозировал, что взрыв в Северной Корее вызовет распродажи на фондовых рынках. Несмотря на то что в прошлый северокорейский ядерный кризис в 1993–1994 гг. южнокорейский рынок рос, в этот раз, по прогнозу ученого, он будет падать. Пока так и есть: южнокорейский индекс Kospi совершил самый большой с июня скачок вниз, рухнув на 2,6%. В прошлый раз южнокорейские власти активно поддерживали рынок, но за прошедшее десятилетие ситуация изменилась: экономика стала значительно более открытой, инструментарий господдержки – гораздо беднее, а фондовый рынок на 40% контролируется иностранными инвесторами. Последний фактор самый важный – малейшие риски могут заставить чутких иностранных инвесторов уйти с рынка.

В связи с праздничным днем в понедельник в Японии торги не велись, но курс иены обрушился до восьмимесячного минимума. На Китай экономическое влияние взрыва будет наименее сильным, но вот политические последствия – давление со стороны США и Европы на Северную Корею – могут отразиться и на китайской экономике из-за незначительной, но существующей торговли с Северной Кореей и перевода средств корейскими иммигрантами, проживающими в Китае.

Экономические последствия – зеркало политических, и, анализируя их, можно лучше понять действительные мотивы участников конфликта.

Почти регулируемые и прогнозируемые падения рынков, как и рост или стабилизация мировых цен на нефть, могут быть выгодны многим – прежде всего инвесторам, обладающим информацией. В данном случае такими “инвесторами” могут оказаться все участники конфликта: Северная Корея, которая обладает наиболее полной информацией, вполне может пользоваться ею не как политическим, а как экономическим оружием. Пример Ирана, которому мировое сообщество предлагает значительные компенсации за приостановку обогащения урана, заразителен. С другой стороны, США, причисляющие Северную Корею к оси зла и больше всех обеспокоенные ядерными испытаниями, также могут пользоваться ситуацией для экономического усиления своих позиций в Азии, инвестируя на спаде.

Важно и то, что зачастую причина конфликта, приводящего к серьезным колебаниям рынков или важным политическим событиям, с прошествием времени оказывается дутой. Так было с Ираком, когда уже после начала войны выяснилось, что никакого оружия массового поражения у режима Саддама Хусейна не было. Похожим образом развивается ситуация с Ираном, который согласился на переговоры после серьезного скачка цен на нефть. В реальности ядерной угрозы со стороны Северной Кореи сомневаются многие эксперты, но и Ким Чен Иру, и развитым странам по разным причинам выгодно эту тему развивать. Анализ экономических последствий показывает, что в испытаниях не заинтересованы только сами азиатские страны. Поэтому урегулированием ситуации и предотвращением подобных кризисов в будущем должны заниматься не международные организации и третьи страны, а соседи. В данном случае – лидеры Азии: Китай, Япония и Южная Корея. Кстати, выбор представителя Южной Кореи на пост генсека ООН был бы очень разумным решением в нынешнем положении.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать