Статья опубликована в № 2564 от 17.03.2010 под заголовком: От редакции: Гранитный цех

Чтобы поручения исполнялись, они должны были легитимными

Дмитрий Медведев пообещал увольнять чиновников за неисполнение президентских поручений. С одной стороны, президент не в первый раз обрушивается с угрожающей критикой на подчиненных (достаточно вспомнить знаменитое «Все, что я говорю, в граните отливается»). С другой – исполнение угрозы было обставлено рядом условий: в случае переноса срока исполнения поручений и если перенос «связан с неисполнением или ненадлежащим исполнением тем или иным чиновником своих служебных обязанностей», решение будет приниматься «одновременно с мерами ответственности конкретных людей – вплоть до увольнения безотносительно к чинам и званиям».

Помощник президента – начальник контрольного управления Константин Чуйченко привел статистику: в 2009 г. из 1753 поручений исполнено 1084 (62%). Количество исполненных выросло на 15% по сравнению с 2008 г., но и президент на 30% чаще поручал – соответственно, доля исполненных поручений снизилась (в 2008 г. она составила 68%). На самом деле чиновников можно бы и похвалить – им пришлось работать в более агрессивной среде.

По данным Аркадия Пригожина, директора школы консультантов по управлению Академии народного хозяйства при правительстве, в целом в российском менеджменте лишь в 28% случаев задание не выполняется по вине исполнителя. Еще 30% причин приходится на непредвиденные обстоятельства (иногда причина в том, что само задание устарело). Основной массив причин невыполнения (около 42%) приходится на ошибки в самих заданиях, просчеты, необеспеченность ресурсами и полномочиями, удаленность (в том числе иерархическая) начальника от исполнителей, нереальность сроков и т. д.

То есть опыт показывает, что в неисполнении поручений часто виноваты сами руководители. Но президент не ищет легких путей: число прямых поручений сверху вниз растет, а совещания по контролю за их исполнением станут регулярными.

Проблема исполняемости не такая простая, как кажется. Исследования феномена лидерства показывают, что судьба поручения зависит от того, как принимается решение – с участием исполнителей или нет. Решение, принятое единолично, рискует оказаться неисполненным, поскольку оно спускается сверху. Его легитимность низка, даже если это очень хорошее решение. Изначально оно чуждо исполнителям.

Напротив, решение, принятое в максимально демократичной обстановке – всем коллективом, – самое легитимное. Но на принятие такого решения уходит масса времени и сил. В большинстве случаев это не оправданно. Искусство лидерства, считает ведущий специалист в этой области Виктор Врум, профессор Йельского университета, в нахождении баланса между двумя крайностями – авторитарным стилем и полным делегированием. Ясно, что вопросы, требующие мгновенной реакции или связанные с секретностью, не могут решаться большим кругом людей. Но таких вопросов мало. По данным Врума, их становится все меньше. Количество решений, принимаемых коллегиально, за последние 30 лет выросло примерно на 20%. Интересно и то, что разные деловые культуры отличаются уровнем коллегиальности: больше всего делегирование и широкая коллегиальность приняты в Японии, чуть менее демократичны лидеры бизнеса и государства в Скандинавии, затем следуют США и Европа в целом. Самый авторитарный стиль управления свойствен развивающимся рынкам, в том числе России.

Медведева можно понять: он пытается доступными методами расшевелить управленческое болото. Теперь он стремится усилить систему личного контроля за работой чиновников. Но дело не только в контроле: всем исполнителям в глаза не заглянешь. Тихий саботаж и воровство не победишь никаким гранитом. Важно, чтобы решения изначально были легитимными, чтобы они воспринимались людьми как общие, понятные и нужные, а не как спущенные сверху и выгодные только чиновникам и олигархам.

Президент недоволен темпами исполнения поручений по Олимпиаде в Сочи. Чтобы решить проблему, нужно понять, насколько легитимно это решение.

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать