Стиль жизни
Бесплатный
Ведомости
Статья опубликована в № 3340 от 07.05.2013 под заголовком: В горку, пешком

«Пасхальные рассказы»: Любите врагов и не бойтесь смерти

Сборник «Пасхальные рассказы» напоминает простое, не стыдясь: любить врагов – правильно, а смерти нет майя Кучерская

«Праздничная» литература – самый смиренный извод изящной словесности. Авторы пасхальных рассказов отлично сознавали, что создают однодневку, раскрашивая словами и образами то самое «яичко ко Христову дню», которое в назначенный час будет съедено и навсегда забыто. Это никого не смущало. Пасхальные номера газет и журналов конца позапрошлого и начала прошлого столетия из года в год аккуратно заполнялись историями о бедном, но добром звонаре, благочестивой вдове, покаявшемся преступнике, христианской кончине ребенка. Все эти рассказы, по сути, переводили на язык светской литературы предпасхальные и пасхальные евангельские события. И задача их была прозрачна: растормошить читателя, вывести его из душевной сонливости и подтолкнуть к братской любви, к восхождению «на свою горку», как выразился один герой Бориса Ширяева.

Сборник «Пасхальные рассказы», вышедший в издательстве «Никея», довольно точно отражает эту традицию. С одним существенным уточнением. Сюда вошли не только классические (и потому избежавшие забвения) рассказы – «Мужик Марей» Достоевского, «Архиерей» и «Студент» Чехова, «Гостинец» и «Бергамот и Гараська» Андреева, «Старый звонарь» Короленко, «На чужой стороне» Бунина, но и рассказы, появившиеся в то время, когда Пасху «отменили», а открытая вера в Христа превратилась в поступок.

Василий Никифоров-Волгин, Александр Солженицын, Леонид Пантелеев, малоизвестный автор Николай Колосов пишут о мерзости запустения, заполнившей места бывших торжеств. Борис Ширяев рассказывает жуткую и величественную историю единственной пасхальной заутрени в Соловецком лагере – в службе приняли участие семнадцать осужденных епископов, двести иереев и столько же монахов... Скорее всего сегодняшних читателей глубже всего заденут именно рассказы о том, как трактор безбожия прокатил по пасхальным куличам, вербочкам, жизням. Хотя тем, кто готов воспринимать не только трагические, яркие, но и акварельные краски, понравится и первая часть книги.

Поразительные по тонкости и художественному такту чеховские «Архиерей» и «Святою ночью» делают очевидным, например, тот факт, что советское безбожие не было громом среди ясного неба, а давно готовилось исподволь, пусть во многом и бессознательно – в том числе и в среде духовенства.

Впрочем, смысловая сердцевина сборника – общая для рассказов, написанных как до, так и после революции. Сводится звучащая здесь проповедь к простому: «все люди – братья той же семьи и всякому человеку имя брат, а не какое-либо другое» («Светлое воскресение» Гоголя).

Звучит как будто банально. Но «святый день» одухотворяет тривиальные истины и наполняет жизнью давно знакомые слова о том, что врагов следует любить, а смерти не существует. Единственный раз в год вполне можно в них вслушаться и не настаивать на оригинальности – нет?

Пасхальные рассказы русских писателей. М.: Никея, 2013. Сост. Т. В. Старыгина

Пока никто не прокомментировал этот материал. Вы можете стать первым и начать дискуссию.
Комментировать